Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

диггеры

Движение диггеров

Рейтинг:   / 9
ПлохоОтлично 

Лильберн и связанные с ним левеллеры стояли за сохранение частной собственности на землю. Но было и более радикальное крыло в левеллерском движении— это так называемые «истинные левеллеры», или диггеры (копатели), настаивавшие на том, что земля должна быть общим достоянием. Частная же земельная собственность есть лишь результат захвата земли корыстными людьми — лендлордами, обратившими бедняков в рабов вопреки божеским предписаниям. В двух диггерских памфлетах 1648—1649 гг., «Свет, воссиявший в Ноттингемшире», излагается история происхождения «неволи» земли.

Захватчики, лендлорды, не только овладели землей, но и заложили основы монархии, которая сделалась орудием господства меньшинства над большинством. Вслед за падением монархии должен был последовать, по мнению диггеров, коренной социальный переворот—устранение земельного неравенства и преимуществ крупных землевладельцев — дворян и буржуазии. Каждый может иметь земли лишь столько, сколько нужно для того, чтобы существовать ею. Все должны одинаково работать, иметь одинаковое имущество и одинаковые права. Наряду с этими идеями, отвечавшими мелкособственнической уравнительской психологии беднейшего крестьянства, у диггеров имелись и весьма конкретные планы раздела между бедными свободных государственных земель, отобранных у короны, епископов и роялистов— противников революции. Диггеры возражали против того порядка использования этих земель, при котором парламент раздавал их своим членам. Диггеровский памфлет 1649 г. и призывал «братьев» к восстанию против грандов, не желающих расстаться со своими  привилегиями.

   Не дожидаясь результатов подобного восстания, диггеры предлагали немедленно приступить к обработке сообща незанятых, свободных земель. Такие факты коллективной распашки диггерами пустопорожних земель имели место в 1649 г. на холме св. Джорджа в Сёрри близ Лондона.

   Государственный совет, узнав об этом, послал кавалерию, чтобы разогнать диггеров. Тогда их представители—Уинстэнли и Эверард—отправились к генералу Ферфаксу, чтобы дать объяснения; а затем и сам Ферфакс, проезжая мимо колонии диггеров, остановился и вел с ними беседу. Копатели жаловались на соседей - крестьян, отнимающих у них орудия, портящих их посевы, калечащих скот, даже разрушающих дома, а также—на генерал-майора и мировых судей, возбудивших против копателей дело о нарушении чужой собственности. Копатели обращаются в парламент с просьбой о защите и разрешений беднякам—«младшим братьям», которые помогли джентльменам низвергнуть короля,— распахивать пустопорожние земли.

   Подобные же попытки распашки пустошей имели место в Нортгемптоншире, где копателей собралось будто бы до тысячи человек, и в Кенте. Нортгемптонширские диггеры пробовали даже обратиться в государственный совет с просьбой об утверждении за ними распаханной земли. Но государственный совет распорядился привлечь к суду и разогнать силой копателей.

   Наиболее полно отражена аграрная программа истинных левеллеров и их планы общественного переустройства в сочинении Джерарда Уинстэнли «Закон свободы, изложенный в виде платформы, или восстановление истинной системы управления» (1651— 1652 гг.). Трактат Уинстэнли обнаруживает несомненно влияние «Утопии» Т. Мора. Он посвящен в первую очередь Кромвелю, изгнавшему «фараона» и призванному стать вождем народа. На Кромвеля Уинстэнли возлагает особые надежды в отношении устранения тех порядков  землевладения,  которые по  своему происхождению являются результатом «нормандской тирании» и захвата земли лендлордами.

   Напоминая Кромвелю, что победа над королем была достигнута с помощью простого народа, Уинстэнли увещевает Кромвеля отдать землю народу и тем самым сделаться достойным выпавшей на его долю чести.

   Уинстэнли протестует против захватов общинных земель нынешними дворянами, еще более жадными, чем старые феодалы: эти захватчики выгоняют на общинные пастбища столько скота, что бедному человеку некуда выгнать и одну корову. Протестует он и по поводу огромной распродажи коронных, церковных и отчасти дворянских земель, которая привела к еще большему рабству народа.

   Торговля землей рассматривается Уинстэнли как величайшее преступление. Продажа земли карается в его утопическом проекте смертью.

   Уинстэнли высказывал весьма наивные надежды на то, что Кромвель, опиравшийся на жадную до земли и монополий буржуазию и основную массу дворян-землевладельцев, отдаст землю народу. Отказываясь платить аренду и полагая, что каждый должен иметь земли столько, сколько нужно для того, чтобы прожить с этой земли, обрабатывая ее личным трудом, диггеры надеялись на мирный социальный переворот. Они были против насильственного установления новых порядков. Они рассчитывали, что наступит время, когда прежние землевладельцы—носители «нормандской тирании», как и новые землевладельцы-спекулянты, организовывавшие свое хозяйство на принципах капиталистической аренды и эксплуатации наемного труда, сами откажутся от земли, уничтожат изгороди, отдадут земли в общественное пользование, примкнут добровольно к союзу всех бедных и угнетённых... Тогда и будет осуществлена общность имуществ, кончится всякая тирания и водворится на земле царство божие.

   Уинстэнли касался также вопроса о положении рабочих, эксплуатируемых работодателями. Эксплуатация чужого труда путем найма должна караться, по Уинстэнли, тюремным заключением на год, как и купля-продажа.

   Все эти данные показывают, что представление буржуазных историков о диггерах, как о «коммунистах», лишено оснований. «Истинные левеллеры» и их идеолог Уинстэнли были представителями примитивного уравнительства, ничего общего не имеющего с подлинным коммунизмом, как это подчеркнул  Сталин в своей «Беседе с писателем Э. Людвигом».

 

СКАЧАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ

 

Список материалов сайта