Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Гражданская война

Парламент и король

Рейтинг:   / 10
ПлохоОтлично 

  Решительность, с которой действовали оппозиционные депутаты палаты общин, проводившие Великую ремонстрацию в ноябре 1641 г., объяснялась, конечно, не только тем, что они стояли на страже права против попыток короля узурпировать власть парламента. Королю фактически пришлось уступить и признать прежние права парламента. На очереди стоял уже не вопрос права, а вопрос революции. Так понимали положение те из членов палаты общин, которые протестовали против Великой ремонстрации и которые, поняв, что начинается революция, перешли на сторону короля.

 

За оппозиционными коммонерами стояли революционно настроенные массы. Они подталкивали палату на решительные действия и способствовали размежеванию сил, группировавшихся вокруг двух враждебных сторон—короля и парламента.

   Революционные собрания в Лондоне быстро нашли отзвук в провинции. Начались крестьянские беспорядки. Крестьяне разрушали изгороди, отказывались платить ренты, выгоняли скот на огороженные пастбища, ловили рыбу, охотились в парках за дичью, рубили лес, а кое-где даже разрушали жилища и расхищали имущество помещиков, выступая при этом целыми толпами, вооруженные чем попало.

   Весной 1641 г. палата лордов издала постановление, предписывавшее местным властям подавлять «всякие мятежи и незаконные сборища». Постановления эти выполнялись плохо, и пришлось посылать военные отряды. Не меньше пугало аристократию движение лондонских масс, их настойчивые петиции, их бурные демонстрации, их злоба против сторонников прежнего режима.

   Оба враждебных лагеря начали теперь отчетливо формироваться. Вообще говоря, север и запад были за короля, юг и восток— за парламент, но и на севере ряд крупных промышленных центров (Гулль, мануфактурный округ Вест-Ридинг с городами Лидсом, Галифаксом и Брэдфордом) были на стороне парламента. Парламенту была обеспечена поддержка всех портовых городов и местечек Англии, всего флота, и это обстоятельство имело чрезвычайно важное последствие: парламент мог поддерживать связь между ними по морю, тогда как иноземная помощь королю была заранее обречена на неудачу. На стороне парламента стоял также весь экономически передовой промышленный юго-восток Англии, наконец, на его стороне был Лондон, финансовый и административный центр страны. Таким образом, аппарат управления тоже был в руках парламента. Правда, это уже не был парламент в целом. Часть его ушла за королем, и в 1643 г. заседало два парламента: один королевский, в Оксфорде, другой — «Долгий» парламент— в Лондоне. Впрочем, как и следовало ожидать, король, боровшийся за неограниченность своей власти, ни во что ставил свой парламент в Оксфорде и не считался с его мнением.

   Таково было территориальное деление Англии на две части — королевскую и парламентскую. Но в основе его лежало классовое деление на феодальную и буржуазную Англию. За короля стояли феодальная аристократия, экономически отсталое дворянство северо-запада Англии и незначительная часть буржуазии, связавшей свои интересы с денежными операциями короля. Классовый состав парламентского лагеря был гораздо сложнее, и эта сложность была чревата грядущими конфликтами. За парламент стояли все те, кто был связан с буржуазными интересами: широкие круги самой буржуазии, новое дворянство, городская мелкая буржуазия, полупролетарские и пролетарские слои, и, наконец, значительные массы  крестьян.

   Впрочем, следует заметить, что и в войсках Карла было много крестьян. Но это, конечно, вовсе не значит, что они встали на сторону короля. Большинство из них было взято по принудительному набору, и лишь часть из отсталых районов вроде Уэльса пошла за королем добровольно. В основном крестьяне были на стороне парламента, надеясь на то, что он освободит их от    феодальных пережитков.

   Размежевание обоих лагерей по классовому признаку совпало, естественно, и с разделением Англии по признаку религиозному. В то время как католики и англикане, особенно англиканское духовенство, стали на сторону короля, оба основных течения пуританизма—пресвитериане и индепенденты, а с последними и более крайние секты, были на стороне парламента. Английский кальвинизм был не только религиозной идеологией «самой смелой части тогдашней буржуазии», но и «готовой теорией борьбы» буржуазии с феодализмом. Для полноты понимания обстановки, в которой началась гражданская война в Англии, следует помнить, что экономически отсталая католическая Ирландия стала на сторону короля, так же как и отсталая (горная) часть Шотландии. Наоборот, дворяне и буржуазия равнинной Шотландии были на стороне парламента.

   Несколько позже, когда парламентская армия стала терпеть поражения и парламент стал искать помощи извне, был оформлен союз Англии с Шотландией, знаменитые «лига и ковенант», которым англичане и шотландцы обязывались охранять пресвитерианскую церковь, вольности и привилегии парламентов и королевств Англии и Шотландии (25 сентября 1643 г.).

   Обе группы получили скоро и клички. Приверженцы короля назывались «кавалерами», так как среди них главную роль играли аристократы и дворяне, приверженцы парламента были названы «круглоголовыми», вследствие того что в это время в среде буржуазии стало входить в обычай стричь волосы в скобку.

   Военные действия между королевскими и парламентскими войсками начались не сразу. Пресвитерианская верхушка, руководившая парламентом, долгое время не покидала надежд на то, что с королем удастся кончить миром.

    Когда в январе 1642 г. Карл I уехал из Лондона в сопровождении небольшой кучки своих приверженцев, его положение было весьма незавидное. Его попытка организовать на севере военные силы для борьбы с парламентом окончилась неудачей. Король дважды пытался захватить Гулль, где хранились большие запасы военного снаряжения, и оба раза неудачно. Тогда, распустив отряд йоркширских дворян, откликнувшихся на призыв короля встать на его защиту, Карл I вновь двинулся к югу. В августе он прибыл в Ноттингем с небольшим отрядом, всего 800 кавалеристов и 300 пехотинцев.

   Несмотря на тяжелое положение короля, парламент вступил с ним в переговоры, представив ему летом 1642 г. «Девятнадцать предложений», согласием на которые Карл I мог вернуть себе престол. - Парламент настаивал, чтобы члены тайного совета, высшие должностные лица и начальники крепостей назначались с его ведома и согласия; парламент требовал строгого соблюдения законов, направленных против католиков, и исключения папистов из палаты лордов; вновь назначаемые пэры должны были допускаться в палату лордов лишь с согласия обеих палат парламента; наконец, король должен был согласиться на церковную реформу и на выдачу «делинквентов» на суд парламента (делинквентами назывались противники парламента, оказавшиеся в лагере короля).

   Король ответил резким отказом. Тогда парламент издал в начале сентября декларацию, в которой он заявлял, что вооруженные силы парламента не будут распущены впредь до окончания конфликта с королем и выдачи последним всех делинквентов и злоумышленников. Парламентом было принято и другое важное решение, положившее начало аграрному законодательству революции: имения делинквентов решено было использовать на покрытие расходов по содержанию армии, оплатив за счет их долги тем лицам, которые дадут парламенту взаймы необходимые для продолжения борьбы средства.

   Король тоже принимал меры к тому, чтобы организовать свои военные силы. В его лагерь стекаются верные чада англиканской церкви, защищать которую обещал король; стекаются верные трону и королю как «божьему помазаннику» аристократы и дворяне; их ревность к церкви и королю поддерживается нерасположением к «купцам и лавочникам», стоящим за парламент, враждой к пуританизму, распространенному среди низших классов.

 

   Усиленно идет вербовка пехоты и кавалерии в роялистскую армию: в конце сентября 1642 г. у Карла I было уже около 6 тысяч пехотинцев и 2 тысячи кавалеристов.

 

Список материалов сайта