Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Людовик XI

Людовик XI и объединение Франции

Рейтинг:   / 23
ПлохоОтлично 

   Людовик XI представляет собой весьма любопытную фигуру на французском престоле. Этот тщедушный сутулый человек, с безобразно длинным изогнутым носом на некрасивом, смолоду старческом лице, с худыми обезображенными болезнью ногами, был выдающимся политиком своего времени. Многие современники упрекали Людовика в том, что он желал делать все сам, что он единолично управлял всеми делами, что он, как говорили, "носил всех советников на спине своего коня". Желая быть в курсе всего, что происходило, Людовик XI  создал подлинную полицию, одни его агенты должны были следить за другими. В выборе себе помощников Людовик лишен был всякой предвзятости: он брал всякого, кто обнаруживал добрую волю ему служить. Правда, он не любил крупных сеньеров и вельмож, но и их было немало у него на службе. Однако он предпочитал "новых людей", которые обязаны были ему всем своим благосостоянием и которыми он мог располагать по своему усмотрению. Он был глубоко убежден в том, что всякого человека можно купить. Никто не преуспевал так в этом деле, как он, - "отовсюду имевший, - по словам Маркса- своих шпионов и повсюду путем подкупов [он знал продажность знати] приобретавший себе сторонников"1.

 

   Людовик был искуснейшим дипломатом. Он не любил войны и посмеивался над рыцарской военной славой. Спорные вопросы он предпочитал решать дипломатическим путем, путем переговоров, договоров, ибо при такого рода сделках он был мастер перехитрить своих противников. Этот "всемирный паук", по выражению хрониста, непрерывно плел все новые и новые сети интриг, в которые завлекал своих врагов. Он был искуснейший притворщик и умирая завещал своему сыну помнить, что "кто не умеет притворяться, тот не умеет управлять"

   Первые годы правления Людовика XI сложились неблагоприятно для королевской власти. Против короля образовалась коалиция из принцев королевской крови и крупных феодалов с Карлом Смелым во главе, так называемая Лига общественного блага. Только путем осторожного лавирования и искусных интриг, пользуясь раздорами среди феодалов, исподтишка подстрекая против могущественного герцога бургундского его соседей, Людовику XI удалось расстроить коалицию своих врагов и откупиться от них разными уступками и щедрыми пенсиями.

   Наиболее опасным соперником Людовика XI был герцог бургундский Карл Смелый. Владения Карла Смелого представляли собой в сущности две необъединенные друг с другом территории - Нидерланды и Бургундию. Политика Карла Смелого была направлена к тому, чтобы объединить эти разрозненно лежащие части и создать сплошную территорию, превратив ее в королевство. На этой почве у него происходили острые столкновения с Людовиком XI. Карл Смелый постоянно воевал с герцогами лотарингскими и с швейцарцами, которых Людовик XI всячески поощрял, оказывая им финансовую помощь. В сражении с швейцарцами и лотарингцами при Нанси (1477 г.) Карл Смелый погиб.

   1477 год является годом крушения могущества бургундского дома. Людовик XI захватил герцогство Бургундию. Остальная часть владений Карла Смелого досталась его единственной дочери Марии Бургундской, вышедшей замуж за сына императора Фридриха III Максимилиана Габсбургского.

   С присоединением бургундских земель Франция могла считаться почти объединенной.

   Около этого же времени был присоединен Прованс, лежавший в пределах Священной Римской империи. Присоединение Прованса помимо территориального приращения королевского домена имело также крупное экономическое значение. Прованс был одним из важнейших районов средиземноморской торговли. Здесь находился город Марсель, который играл в средиземноморской торговле почти такую же роль, как и большие портовые города северной Италии. Еще до этого Людовик XI, вмешавшись в раздоры между арагонским королем Иоанном II и Каталонией, за помощь, оказанную Арагону, получил Руссильон.

   К концу его царствования имелись только две территории в пределах Франции, которые не вошли в состав королевского домена. Это прежде всего город Кале с округом, находившийся во владении англичан, и герцогство Бретань, которое с 1491 г. (а затем окончательно в 1532 г.) вошло в состав королевского домена. Год присоединения Бретани может считаться датой окончательного объединения французской территории.

   Многочисленные войны Людовика XI требовали усиления податного гнета. Наряду с ростом прямых налогов (при Людовике XI талья увеличилась в 3-4 раза) мы наблюдаем также усиление системы заключения займов у буржуазии и быстрый рост косвенных налогов.

   Людовик XI рассматривал рост торговли и промышленности Франции как важнейшее условие обогащения королевской казны. Благодаря развитию промышленности государство получало возможность значительно уменьшить ввоз чужих товаров, увеличить вывоз своих товаров за границу и привлекать, таким образом, во Францию большое количество драгоценных металлов. При Людовике XI мы уже видим зародыши системы меркантилизма, базирующейся в первую очередь на положительном торговом балансе. Королевская власть играла при этом своеобразную роль. Людовик XI, пытаясь изыскать новые источники дохода, старался толкать буржуазию на новые предприятия; он негодовал на то, что буржуазия во Франции слишком неподвижна, не решается на новые смелые дела.

Людовик XI заставил лионских промышленников заняться выделкой шелковых тканей. Когда они стали сопротивляться этому начинанию, король пригрозил Лиону, что он отнимет у него все его торговые привилегии. В Лионе же при содействии короля были учреждены ярмарки, которые вскоре затмили женевские.

Так королевская власть стимулировала рост буржуазного богатства, используя его в своих интересах.

   После смерти Людовика XI на престол вступил его малолетний сын Карл VIII, при котором было создано регентство, продолжавшее в основном политику Людовика XI.

   В 1484 г. были созваны генеральные штаты в Туре. На эти штаты депутаты явились с наказами от своих избирателей. Эти наказы требовали снижения налогов, а также ограничения королевской власти генеральными штатами. Депутаты подвергли резкой критике самовластную политику Людовика XI и потребовали регулярного созыва штатов каждые два года. Но королевская власть была уже достаточно укреплена политикой Карла VII и Людовика XI и не боялась подобного рода требований. Генеральные штаты, получив кое-какие частичные уступки и вотировав требуемую субсидию, были распущены и не собирались затем в течение целых 75 лет.

   К концу XV в. во Франции начинает уже складываться национальное государство. Множество отдельных областей, феодальных владений и городов, живших своей обособленной жизнью, объединились теперь в одну территорию. Рядом с местными языками стал вырабатываться общий для всей страны французский язык (на основе языка северной Франции) и стала складываться общая культура. Прежде французами обычно называли только жителей северной Франции; бургундцы, провансальцы, бретонцы, гасконцы не считали себя французами. Теперь начала развиваться французская нация как "исторически сложившаяся устойчивая общность языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры"2 .

1 "Архив Маркса и Энгельса", т. VI, стр. 327.

2 Сталин, Марксизм и национально-колониальный вопрос, 1939, стр. 11.

Список материалов сайта