Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Начало экономического упадка Италии

Рейтинг:   / 12
ПлохоОтлично 

         Уже в конце XV в. стал обнаруживаться упадок итальянской промышленности. В Англии, Франции и Германии развивается собственное производство, и произведения этих стран начинают конкурировать с итальянскими. Знаменитые в прежнее время флорентинские сукна вытесняются английскими, даже в Неаполе. Еще больший урон экономика Италии потерпела в результате открытия Америки и морского пути в Индию в связи с передвижением торговых путей на Атлантический океан.

Первые известия о благополучном возвращении Васко да Гамы вызвали в Венеции настоящую панику. Венецианский купец и банкир Приули, оставивший нам интересный дневник за эти годы, писал по поводу страшной для Венеции новости: «Когда в Венецию пришло это известие, оно вызвало большую досаду во всем городе; все были поражены, что в наше время найден путь, о котором никогда, ни в древние времена, ни при наших предках, не слышали и не ведали. И сенаторы признали, что эта весть — худшее, что венецианская республика когда-либо могла испытать, кроме потери самой свободы...»

   Предчувствия Приули не обманули его. Великие географические открытия были концом торговой и финансовой мощи не только итальянских городских республик. С этого времени можно говорить о начале упадка не только Италии, но и Германии. И там и здесь специфический транзитный характер рано развившейся средневековой торговли, слабо или совсем не связанной с производством и потреблением собственных стран, не создал предпосылок для развития внутреннего рынка, а это обстоятельство в свою очередь не благоприятствовало возникновению крупных национальных государств. И Германия и Италия к концу XV в. продолжали оставаться географическими названиями, совокупностью мелких и мельчайших государств, княжеств и городов-республик. Последующий экономический упадок этих стран лишь закрепил на долгое время их политическое распыление, что оказало огромное обратное влияние на их экономику. Возникновение в Европе крупных абсолютных монархий сопровождалось консолидацией класса буржуазии в пределах каждого из них, и этот складывающийся новый общественный класс, дающий государству повышенные доходы, находил в сильном централизованном государственном аппарате существенную поддержку своим интересам в борьбе с иностранной конкуренцией. Ничего этого не могло быть ни в Италии, ни в Германии. Наоборот, возникновение бок о бок с Италией крупных феодально-абсолютистских государств вроде Испании и Франции превратило ее в богатую добычу, тем более соблазнительную, что ее некому было защищать. Ее спасение заключалось лишь в том, что крупные хищники, слетавшиеся на легкую поживу, не желали уступить ее друг другу и ослабляли себя взаимной борьбой. Но это могло быть облегчением лишь до поры до времени.

   На основе этих двух фактов — упадка торговли и промышленности, с одной стороны, и постоянных нападений сильных соседей — с другой, происходят важные изменения в социальном и политическом строе итальянских государств.

   Оттесняемая от торговли и промышленности, итальянская буржуазия все больше начинает заниматься финансово-ростовщическими операциями или же приобретает землю и эксплуатирует мелкого хозяина-крестьянина, сидящего на этой земле. Так, экономический упадок Италии для итальянской буржуазии выразился в своеобразном возврате к феодальным формам существования: ростовщичеству и полуфеодальной аренде исполу (mezzadria — исполовничество, аренда из части продукта).

  Подобного же рода возврат назад, к более отсталым формам существования, следует отметить и в положении трудовых масс города и деревни в районах торговых и промышленных городов -республик севера и центра Италии (Генуя, Милан, Венеция, Флоренция). «В Италии, — говорит Маркс, — где капиталистическое производство развилось раньше всего, раньше всего разложились и крепостные отношения. Крепостной эмансипировался здесь, прежде чем успел обеспечить за собою какое-либо право давности на землю. Поэтому освобождение немедленно превращает его в поставленного вне закона пролетария, который к тому же тотчас находит новых господ в городах, сохранившихся по большей части еще от римской эпохи. После того как революция мирового рынка с конца XV столетия уничтожила торговое преобладание Северной Италии, началось движение в обратном направлении. Рабочие массами вытеснялись из городов в деревню и там положили начало неслыханному расцвету мелкой земледельческой культуры, организованной по типу садоводства»1. В северной и средней Италии, вслед за бегством трудового населения из городов в деревню, создается ужасающая система мелкой крестьянской аренды исполу, которую Маркс сравнивал с ирландской, система, обусловившая исключительную нищету итальянского крестьянства. Отсюда общее ухудшение в положении не только бывших рабочих, но и крестьянства в целом.

 

1 Маркс и Энгельс, Соч., т. XVII, стр784, прим. 189.

Список материалов сайта