Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Огораживание в Англии

Рейтинг:   / 18
ПлохоОтлично 

   Развитие шерстяной промышленности,  появление мануфактуры,   а с ней капиталистического способа производства имели своим последствием в Англии те важные изменения в аграрном строе английской деревни, в результате которых к середине XVIII в. исчезло крестьянское хозяйство, а вместе с ним и крестьянство как класс, уступив место фермерству и капиталистической организации сельского хозяйства.

 

   Чтобы понять радикальный характер этого перелома в английской деревне, необходимо ясно представить себе, чем была английская деревня к началу XVI в.

   В течение XV в. английское крестьянство в основном освободилось от личной зависимости, но продолжало оставаться в поземельной и судебной зависимости от лорда манора. Виллан — крепостной — превратился в лично свободного копигольдера, т. е. феодального держателя земли на обычном, манориальном праве. Копигольд как форма феодального держания и копигольдер как владелец копигольда—таковы были типичные формы аграрных отношений в английской деревне к концу XV в.

   Для юридической стороны этих отношений необходимо иметь в виду, что манор—английская разновидность европейской сеньории—все еще продолжал существовать в Англии как система правоотношений, связывающая непосредственно производителя — крестьянина — с феодальным господином—лордом манора. Манор по-прежнему состоял из двух частей:

1) из земли, принадлежащей самому лорду, так называемого домена, или домениальной земли, и

2) из земли, находящейся в руках крестьян, крестьянских держаний. Права лорда на землю его домена определялись как фригольд (freehold), т. е. как свободное держание, так как предполагалось, что лорд держит эту землю либо от другого лорда, либо от короля. Права крестьянина на его держание определялись в XVI в., после того как крестьянин стал лично свободным, как копигольд, т. е. держание по копии.

   Так как верховным господином, или феодальным собственником, всех держаний манора был лорд манора, а, с другой стороны, количество и характер повинностей определялись не произволом лорда, а устанавливались часто несколько столетий тому назад и стали обычаем, то копигольд определялся с точки зрения манориального, или обычного, права как «держание по воле лорда и по обычаю манора». Обычай манора мог быть различным, вследствие чего и права копигольда были различны, более или менее для него благоприятны. Копигольд мог быть наследственным держанием, мог быть держанием на три, на две или на одну жизнь, т. е. передавался по наследству только до третьего или второго поколения, мог быть также держанием на определенный срок. Равным образом и повинности, лежавшие на копигольде, могли быть различными, более или менее тяжелыми. Но был один признак, общий всякому копигольду: как держание не только «по воле лорда», но и «по обычаю манора» он всегда, согласно обычаю, при всех переменах владельцев должен был оставаться неизменным. Его условия, записанные в курии лорда, были правом крестьянства, и лорд не имел права менять условия держания по копии. Поэтому, когда в XVI в. разгорелась жестокая борьба за землю и лорды стали захватывать крестьянские держания и обращать их под пастбища и огораживать (огораживание в Англии), то такой захват был актом чистейшей узурпации, потому что даже в тех случаях, когда обычное право дозволяло лорду менять владельца участка, оно вовсе не давало ему права присоединять этот участок к своей земле и, следовательно, менять условия держания. Лорд, захвативший землю, присваивал себе такие права на землю, каких он до сих пор не имел. Говоря об аграрной революции XVI в. в Англии, Маркс имел поэтому полное основание сказать: «Сами крупные феодалы... создали несравненно более многочисленный пролетариат, узурпировав общинные земли и согнав крестьян с занимаемых ими участков, на которые крестьяне имели такое же феодальное право собственности, как и сами феодалы»1 .

   Копигольд, как мы уже могли заметить, не был единственным видом феодального держания. У лорда манора были права свободного держания (фригольда) на землю своего домена. Но фригольд был и более распространенной формой держания. Как известно из предыдущего, в Англии свободное крестьянство сохранилось в большей степени, чем на континенте, так что фригольд мог находиться и в руках крестьян. Мелкое деревенское дворянство тоже в большинстве случаев имело на свою землю право фригольда. Но так же, как и копигольд, фригольд мог быть различным по характеру. С некоторыми видами фригольда связаны были обязанности фригольдера заседать в курии лорда манора и даже платить лорду некоторые, правда, незначительные повинности. Наконец, наряду с феодальными держаниями стала развиваться и обычная аренда (лизгольд).

   До сих пор дело шло о юридической стороне аграрного строя Англии XVI в. Еще более важное значение имеет экономическая сторона этого вопроса. Крестьянство в Англии уже давно не составляло однородной массы более или менее равных в хозяйственном отношении общинников. Раннее развитие товарности сельского хозяйства, распространение крупного овцеводческого хозяйства, наследственность держаний и право наследственных держателей при соблюдении некоторых формальностей по отношению к лорду манора продавать, закладывать, дарить и т. д. свою землю—все это способствовало дифференциации крестьянства. Наряду с основным слоем среднего прочно хозяйствующего крестьянства и выделившейся из него зажиточной верхушки—и те, и другие крестьяне носили название йоменов—мы встречаем очень рано в Англии малоземельных и даже безземельных крестьян (коттеры), принужденных батрачить или в хозяйствах привилегированных, или у своего же более зажиточного брата-мужика .

   И крупный и мелкий крестьянин мог быть и копигольдером и фригольдером, в зависимости от того права, которое определяло его держание. Конечно, фригольдер чаще был крупным хозяином, особенно если это был дворянин, но даже и среди последних много было таких, владения которых частично были фригольдом, а частично копигольдом.

   До начала аграрных перестановок и огораживания в Англии XVI в. оставался нетронутым и общий хозяйственный уклад средневековой деревни. Деревня представляла собой в хозяйственном отношении некоторое целое—общину. Полосы отдельных крестьян лежали вперемежку друг с другом, и эта чересполосица в связи со сравнительно примитивной техникой полеводства (трехполье) вызывала порядок, в силу которого отдельный крестьянин принужден был в своих хозяйственных намерениях полностью сообразоваться с общим решением деревни (принудительный севооборот). Этому порядку часто должен был повиноваться и сам лорд, поскольку его земли лежали чересполосно с крестьянскими. После уборки хлеба все эти земли использовались для выпаса скота. Даже пахотные земли, подчиненные такому хозяйственному режиму, несмотря на то, что они находились в индивидуальном владении крестьянских семей, назывались общинными полями (common fields), тогда как общинные угодья—выпасы, выгоны, луга, болота, пустоши и леса,—находившиеся в общем пользовании всей деревни, носили просто название «общинной земли» (commons).

   Существо происходивших в деревне перемен в том как раз и заключалось, что развитие овцеводства потребовало таких пространств земли, каких раньше у крупных землевладельцев не было. Для того чтобы получить эту землю, они стали захватывать нe только общинные угодья (это делалось еще и раньше, в XIII в.), но и крестьянские пахотные земли (common fields), стали сгонять крестьян с земли, превращая их, таким образом, в безземельный пролетариат, а захваченную землю они стали присоединять к своей, округляя и объединяя в одно целое путем обменов, купли или просто дальнейших захватов свои владения, которые они и «огораживали», отделяя изгородями свои земли от земель деревенской общины. Вместе с этим они получали возможность эксплуатировать огороженную землю, исходя только из своих собственных хозяйственных намерений и не считаясь с деревенскими порядками.

   После огораживания в Англии огороженная земля в большинстве случаев в XVI в. поступала под пастбище, но все же не всегда. Развитие суконной промышленности в форме капиталистической мануфактуры способствовало увеличению внутреннего рынка и потребности в хлебе, а этим создавались предпосылки для более интенсивных форм сельского хозяйства. Крупные крестьяне-кулаки тоже не прочь были «огородить» свои земли, т. е. тоже были заинтересованы в разрушении старого общинного уклада и в развитии капиталистической аренды. В XVI в., таким образом, уже начинал складываться тип английского капиталистического фермера, арендующего землю и обрабатывающего ее при помощи наемного труда обезземеленных и выброшенных со своей земли крестьян.

   Огораживания в Англии получают в XVI в. широкое распространение. В течение всего тюдоровского периода мы встречаемся с жалобами на обезлюдение деревни, на прогрессирующее обезземеление и исчезновение крестьян в связи с огораживаниями общинных полей и обращением пахотной земли в пастбища для овец. Томас Мор в своей «Утопии», изданной в 1516 г., бичует крупных лэндлордов—«жадных и ненасытных обжор—настоящую язву своей родины»,—

уничтожающих межи полей, соединяющих в своих руках тысячи акров земли, огораживающих эти земли плетнями и изгородями.

1 Маркс и Энгельс, Соч., т. XVII, стр. 786.

 

СКАЧАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ

 

Список материалов сайта