Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

ПОИСК ПО САЙТУ

Франция XVI в.

Парижская лига 1585 г.

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

   Подозревая даже своих католических дворян в сепаратизме, буржуазия организовала собственную лигу, центром которой стал, по вполне понятным причинам, Париж. Для парижских буржуа католицизм был знаменем единства Франции, знаменем славы королевской власти, знаменем главенства Парижа над всеми городами Франции.

Вот почему смерть герцога Алансонского (1585 г.) и превращение Генриха Бурбона в наследника (дофина) французского престола, т. е., так сказать, «дофинизация» гугенотской программы, были одним из важных моментов в деле сплочения и усиления деятельности Парижской лиги. Свои силы она могла черпать даже из низов Парижа, недовольных неслыханным обирательством расточительного короля. В 1585 г. эта оппозиция организовалась прочно: в нее вошла парижская буржуазия, возмущённая вымогательствами короля, ремесленники, горевшие пламенем католического фанатизма, низы населения, всегда готовые восстать и теперь волнуемые поборами и несправедливостями. Эта лига начала свою деятельность тайными совещаниями и учреждением комитета, которому было поручено наблюдать за поведением короля.

   Высшая власть находилась в «комитете 16-ти» по числу кварталов, на которые был разделен город. В военном отношении город разделили на пять округов и во главе каждого округа поставили одного полковника и четырех капитанов. Огромную роль в организации и сплочении лиги сыграло мелкое духовенство. «Комитет 16-ти» закупил оружие и набрал городскую милицию из низших слоев населения — матросов, мясников, мелких торговцев и т. д. Армия Парижа насчитывала 30 тысяч человек. Лига вступила в сношения с другими городами, приглашая их создавать у себя такие же организации. Она обратилась за помощью также к испанскому королю и папе.

    Итак, организация обоих лагерей в этот последний период смут была закончена. Ни тот, ни другой лагерь не отличались определённостью своего состава и своей программы. С одной стороны — католики, состоявшие из низов, народных масс, особенно в городах, и в первую очередь в Париже, вечно угнетаемых и готовых всегда подняться против всякого правительства, которое жило за их счет; из буржуазии Парижа и северных городов, смотревшей на католицизм, как на знамя единства, централизации, абсолютной монархии и гегемонии Парижа и северной Франции над югом, —  единственная прослойка, глубоко заинтересованная в единстве страны и до конца осознавшая необходимость сильной королевской власти; из дворянства, для которого вопрос об организации власти был вопросом наилучшего, с точки зрения дворянских интересов, распределения феодальной ренты в условиях неизбежного, хотя и вовсе для него нежелательного, существования единого государства. В католическом дворянстве верхи были настроены более сепаратистски, чем низы, но и последние шли за верхами, усваивали их политическую программу и чаяния. Инстинкт, однако, заставлял их покидать своих вождей, едва те начали нарушать единство страны, и поэтому, объективно, вожди принуждены были осуществлять политику рядового дворянства, так как каждый раз, когда угроза единству монархии становилась очевидной, вожди оказывались без армий.

   В протестантском лагере, так же как и в католическом, были: народные низы, готовые идти против правительства; буржуазия вольных городов, осознавшая необходимость единства Франции, но считающая возможным сочетать единство Франции с существованием широкой административной автономии; гугенотское дворянство и гугенотские сеньеры, мало чем отличающиеся от католического дворянства и католических сеньеров.

   Но мало сказать только о социальном составе. Необходимо подчеркнуть, что удельный вес отдельных групп каждого лагеря был таков, что и в том и в другом лагере ведущими группами были дворянские низы плюс буржуазия, причем дворянские низы доминировали над буржуазией. Все остальные группы лишь временами накладывали свой отпечаток на движение, но в конечном счете его не определяли. Народные низы доставляли силу движения, но сами были и оставались всегда программно и действенно неорганизованными, играя заметную роль лишь в периоды наибольшей разрухи и слабости власти. Феодальная знать была исторически обреченной группой и поэтому могла тешить себя надеждами лишь в моменты слабости королевской власти и неопределенности положения центрального правительства.

 

   Когда в 1585 г. военные действия начались снова, Парижская лига, примыкая к Католической лиге, выделилась в особое, третье правительство наряду с северной, Католической лигой и южной, Протестантской унией. Четвертым и самым слабым правительством был король и его «центральное» законное правительство, которое лишилось почти всякой опоры и повисло в воздухе. Внешняя политика каждого из этих правительств становилась тоже самостоятельной.

Список материалов сайта