Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Правление без парламента

Правление без парламента

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Карл I рассчитывал никогда больше не созывать парламента и управлять страной по своему усмотрению. Он ошибся. Ему удалось правление без парламента только 11 лет (1629—1640 гг.).

   На некоторое время после роспуска парламента     1629 г. положение власти стало критическим. Купечество, повинуясь призыву парламента, отказывалось платить налоги. Торговля стала замирать. Росла безработица, и стране угрожали беспорядки. Но скоро все вошло в обычную норму. Война между Испанией и Голландией пошла на пользу английскому купечеству, перевозившему на своих судах испанские товары. Английские денежные люди наживались на кредитных операциях обеих враждующих сторон. Кризис миновал, а вместе с ним ослабело и сопротивление купечества королю.

 

   Король, казалось, мог пожинать плоды своей решительной расправы с парламентом. Вожди оппозиции сидели в тюрьме, Уэнтворт, сделавшись главным советником короля, настаивал на том, чтобы Карл I шел «напролом». Для этого как будто имелись все основания. Примеры континента действовали ободряюще. Карл восхищался деятельностью кардинала Ришелье, поднявшего королевскую власть во Франции на недосягаемую высоту, и не прочь был перенести его методы в Англию. С этой целью была усилена активность высших чрезвычайных судов—«звездной палаты» и «высокой комиссии», которые беспощадно расправлялись с неугодными королю и непокорными церкви подданными. С другой стороны, архиепископ Лод работал на пользу приближения англиканской церкви к католической, старался восстановить безбрачие священников, тайную исповедь и «красоту святости», т. е. пышность и великолепие католического культа. Одновременно начались преследования пуритан, и многие из них должны были покинуть родину. В 1630 г. одного писателя, Александра Лентока, приговорили за книгу против епископальной церкви к штрафу в 10 тысяч фунтов стерлингов и пожизненному тюремному заключению; ему, кроме того, вырезали ноздри и обрубили уши, а на щеки наложили клеймо каторжника. В 1637 г. подобной же участи подверглись три пуританина-проповедника— Прин, Бертон и Баствик. А в 1638 г. был посажен в тюрьму молодой Джон Лильберн, будущий вождь левеллеров, за то, что печатал в Голландии недозволенные книги и контрабандой перевозил их в Англию. Прежде чем посадить его в заключение, его публично бичевали и выставили у позорного столба.

   Были ли у Карла основания думать, что пример Ришелье и континентальных государств мог в Англии завершиться успехом?

   Конечно, нет. Испанская буржуазия влачила жалкое существование, будучи принесена в жертву интересам дворянства. Во Франции буржуазия была еще слаба, дворянство жило только феодальной рентой и в абсолютной власти короля видело основную гарантию своего паразитического существования. В Англии же успехи капиталистического развития и буржуазные, интересы охватили не только буржуазию, но и значительную часть дворянства. Государство должно было служить этим интересам, а в чем они заключались, буржуазия и новое дворянство знали лучше, как они полагали, чем король и его правительство. Парламент делался органом и представителем этих становившихся все более могущественными интересов; вопрос о взаимоотношении парламента и короны становился вопросом революционным.

Но правительство, вдохновляемое Страффордом, попыталось пойти «напролом». Оно понимало, что для успеха его дела нужны два средства: армия и деньги, независимо от парламента. Страффорд в качестве наместника был отправлен на подавление восстания в Ирландию, где он и надеялся создать армию. Труднее было добыть деньги. Правительство, долг которого к 1629 г. превышал 1 миллион фунтов стерлингов, изощрялось в изыскании способов извлекать деньги из кошельков подданных. Правительственные штрафы превратились в систему. Дело доходило до курьёзов. В 1630 г., например, вспомнили, что когда-то всякий землевладелец, имевший 40 фунтов годового дохода, должен был посвящаться в рыцари, и теперь стали штрафовать всех тех, кто не явился принять это посвящение при вступлении на престол Карла I (1625 г.). Таким путем удалось собрать свыше 100 тысяч фунтов. В том же 1630 г. была предпринята проверка «огораживаний», произведенных вопреки запретам. В данном случае дело шло, конечно, не о защите крестьян, а о том, чтобы сорвать с «огораживателей» хороший выкуп.

   Но правительство скоро уперлось в стену. В 1635 г. оно ввело корабельный налог («корабельные деньги»), который брался еще в XI в. с прибрежных графств для борьбы с разбоем норманнов. Основываясь на том, что этот налог был установлен еще до возникновения парламента, правительство «восстанавливало» его вновь и даже хотело его распространить на всю Англию. Здесь оно встретило решительное сопротивление. Отказывались платить даже крупные землевладельцы. Один из них, Джон Гэмпден, подал дело в суд, заявляя о незаконности подобного требования. Хотя большинством двух голосов и был вынесен обвинительный приговор против Гэмпдена, однако оппозиция против решения суда была столь сильной, что дальнейший сбор корабельных денег оказался для короны чрезвычайно затруднительным.

   Оппозиция в среде буржуазии и нового дворянства росла. Безудержное злоупотребление короля продажей монополий вызывало особенное недовольство. К этому прибавилась в конце 30-х годов некоторая заминка в торговле и промышленности. Безработица и высокие налоги начали волновать народные низы.

   Особенно трудным стало положение правительства Карла I тогда, когда началось восстание в Шотландии.

 

СКАЧАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ

 

Список материалов сайта