Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

ПОИСК ПО САЙТУ

Франция XVI в.

Сельское хозяйство и аграрный строй Франции

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

    Основой экономики страны было сельское хозяйство.  Большинство ее  населения  жило в деревне; города, за исключением Парижа, который насчитывал в XVI в. свыше 300 тысяч человек, были невелики, их промышленность носила по преимуществу ремесленный характер. Развитие денежного хозяйства, при отсутствии благоприятных условий для большой вывозной торговли хлебом и торговли другим сельскохозяйственным сырьем для собственной промышленности, консервировало производственную основу сельского хозяйства — мелкое крестьянское хозяйство.

Ни буржуазия, ни дворянство во Франции не были заинтересованы в создании крупного сельского хозяйства предпринимательского типа и не имели надобности изменять технику и размеры сельскохозяйственного производства. Наоборот, сеньеры, принужденные считаться с мелочным характером сбыта сельскохозяйственных продуктов на местных рынках, предпочитали перекладывать заботы и риск такого сбыта на плечи своих держателей - крестьян и поэтому забрасывали собственную запашку, стремились к превращению натуральной ренты в денежную и к постепенному отходу от сельского хозяйства и деревни вообще. Абсентеизм дворянства становится обычным явлением во французской деревне.

   С этим связан второй важный факт французских аграрных отношений — личная свобода крестьянина. С развитием денежной формы феодальной ренты и упадком барщины, в которой с уничтожением барской запашки не было более нужды, теряла смысл и личная крепость крестьянина. Процесс личного освобождения крестьян во Франции, начавшийся еще в XIII в., шел непрерывно, и к концу XV в. основная масса крестьян во Франции представляла лично свободных мелких земледельцев, имевших право уходить, куда им угодно, и заниматься тем промыслом, какой казался им наиболее выгодным. Но освободив себя лично, крестьянство не освободило и не выкупило своей земли. Крестьянство представляло собой вплоть до великой буржуазной революции массу средних и мелких держателей на феодальном праве в его чрезвычайно разнообразных формах, причем само держание земли в подавляющем большинстве случаев было наследственным, и в этом отношении положение французского крестьянина было несравненно более благоприятным, чем положение английского копигольдера, тоже лично свободного, но далеко не всегда наследственного держателя земли на феодальном праве. Так как основным феодальным платежом в пользу сеньора с такого держания был так называемый ценз (чинш), то держание называлось цензивой, а держатель — цензитарием. В более отсталых экономически восточных провинциях Франции и кое-где на севере существовали еще крепостные крестьяне (сервы и мэнмортабли, т. е. «люди мертвой руки», не имевшие права передавать свою землю по наследству и уплачивающие поэтому при наследовании особый взнос), но количество их, по-видимому, было невелико, да и сама личная зависимость ослабла, и за небольшое вознаграждение сеньер обычно отпускал крестьянина на заработки и даже навсегда при условии нахождения последним себе заместителя.

   Развитие денежных отношений и массовый переход к денежной форме феодальной ренты имели и еще одно важное последствие. Требование сеньером уплаты в определенные сроки, необходимость денежных займов для расширения и улучшения производства (распашка нови, осушка болот, покупка инвентаря), несомненно имевших место при общем хозяйственном подъеме к началу XVI в., влекли за собой рост крестьянской задолженности, В результате этого в деревню просачивается ростовщический капитал, растет влияние буржуазии — и местной, деревенской, и городской. Буржуазия скупает земли сеньеров (домены), право на взимание в свою пользу феодальной ренты и, наконец, даже крестьянские цензивы, дает ссуды под обеспечение недвижимостью, причем ипотека, т. е. дача ссуд под залог земли, ведется в форме так называемой конституированной ренты (rente constituee a prix d'argent), при которой проценты по займу выплачиваются либо натурой, либо деньгами, будучи раскладываемы на всю площадь хозяйства должника, подобно тому как уплачивается феодальный ценз. Поэтому такая ипотека, часто устанавливаемая на несколько поколений и даже наследственно, становится похожей на феодальный ценз и носит название сверхценза. Задолженность крестьянства была так велика, что бывали случаи, когда на одной и той же земле лежало по нескольку таких цензов, т. е. земля бывала заложена и перезаложена. Нужно только помнить, что все эти цензы  не были сеньериальными и уплачивались  не сеньеру, а заимодавцу или тому лицу, которое купило у заимодавца этот ценз (т. е. право на его взимание с крестьянина). Факты эти важно отметить для того, чтобы представить себе ясно, с одной стороны, крестьянскую задолженность еще в XVI в., а с другой — проникновение буржуазии и ростовщического капитала в сельское и особенно крестьянское хозяйство. Все эти платежи и повинности феодального и не феодального характера  опутывали крестьянское хозяйство сетью самых разнообразных обязательств и чрезвычайно ухудшали его экономическое положение. Однако заинтересованность буржуазии в земельных приобретениях и спекуляции землей имели и положительную сторону для крестьянина. Буржуазия оказывалась наряду с крестьянством заинтересованной в прочности владельческих прав крестьян, землей которых она спекулировала. Поэтому буржуазные юристы с XVI в.  стараются доказать, что цензива является почти собственностью крестьян и что крестьянин имеет право распоряжаться землей так же, как и ее собственник по римскому праву, при одном лишь условии неукоснительного платежа ценза сеньеру, причем этот ценз рассматривается не только как «вечный», но и как неизменный в своем размере платеж. При общем упадке стоимости денег в период «революции цен» такое толкование ценза, а оно входит в обычай и признается затем королевскими судами—было выгодно для крестьян (а следовательно и для буржуазии), так как ценз, выраженный в деньгах, все время реально уменьшался. Таким образом, в области аграрных отношений и крестьянских прав на землю в XVI в. подготовился тот союз буржуазии с крестьянством, который в XVIII в. опрокинул весь феодальный строй в целом. В XVI в. этот союз позволил мужику укрепить свои права на землю и отстоять неизменность абсолютного размера феодальной ренты в денежной форме, т. е. его фактическое понижение вследствие упадка реальной стоимости денег. Дворянство оказалось недостаточно сильным, для того чтобы повысить феодальную ренту в соответствии с понижением ценности денег, потому что оно в этом вопросе встретилось с протестом двух общественных классов — крестьянства и буржуазии. Слабость же дворянства объясняется тем, что оно все меньше принимало непосредственное участие в хозяйстве страны, превращалось в паразита, жившего на феодальную ренту с крестьян или на пенсии, подачки и офицерское жалованье, получаемое от короля, который в свою очередь черпал средства для всего этого из податей и налогов, поступавших с того же крестьянина и буржуа. Абсолютная монархия во Франции с ее централизованным аппаратом взимания налогов была поэтому при создавшихся хозяйственных отношениях единственной формой, гарантировавшей дворянству некоторое восполнение тех потерь, которые оно несло вследствие понижения реальной стоимости ценза. Сама система налогов в этом феодально-абсолютистском государстве была лишь концентрированной формой феодальной ренты, взимаемой не только с крестьянства, но и с торговли и промышленности, т. е. с буржуазии, в пользу дворянства. Последнее обстоятельство усиливало паразитический характер привилегированного класса во Франции и вместе с тем антагонизм между дворянством, с одной стороны, буржуазией и крестьянством — с другой, тем более что само крестьянство в это время переживало уже естественный процесс дифференциации, приближавший верхушечную его часть к буржуазии.

   Все эти факты, вместе взятые, имели своей причиной то обстоятельство, что во Франции не было тех хозяйственных условий, которые побуждали бы сеньеров выступить против своих держателей либо в союзе с буржуазией с целью экспроприации у крестьян земли и их пролетаризации, как в Англии, либо, при крайней слабости буржуазии, с целью прикрепления их к земле и превращения их в крепостных барщинников (как в Пруссии, Польше, России, славянских землях Австрии, Венгрии). Франция не имела таких отраслей производства, как овцеводство в Англии, и по причинам указанным выше, не могла заниматься массовым вывозом хлеба за границу, как другие названные выше страны, и это обстоятельство предохранило французского мужика и от потери им своей земли и от потери свободы.

   Указанное здесь своеобразие экономического развития Франции определило положение и других общественных классов и прослоек французского общества и в конечном счете форму самого французского государства, которое, несмотря на все сопротивление феодалов и династические неурядицы XVI в., неуклонно развивалось в сторону наиболее ярко выраженного абсолютизма.

 

Список материалов сайта