Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Захват Бриля гёзами и начало общего восстания

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

Морские гёзы теперь представляли серьезную опасность: они почти совсем отрезали морские сообщения Нидерландов, в особенности с Испанией. Они находили себе приют в английских гаванях, но после решительных настояний испанского правительства Англия перестала поддерживать гёзов и в марте 1572 г. потребовала, чтобы их суда покинули английские порты. Одна из таких флотилий морских гёзов в поисках провианта высадилась на острове Фоорн в устье Рейна и захватила небольшой городок Бриль. Это случилось 1 апреля 1572 г. Захват Бриля послужил сигналом к восстанию всего севера против испанского режима.

    Гёзы отбили нападение испанских отрядов, и скоро в их руках оказалась большая часть островов в устье Рейна и Шельды. Гёзы беспощадно грабили страну, в особенности монастыри и церкви, и, конечно, не внушали к себе доверия в буржуазных кругах. В Голландии ряд городов пустил к себе гарнизоны Вильгельма Оранского. В некоторых городах при этом происходили стычки с испанскими гарнизонами. Испанцам, однако, удалось удержать Амстердам. В южных провинциях отряды гугенотов, приведенных из Франции братом Вильгельма Людовиком, захватили Монс, где было много сторонников Вильгельма. Богатая буржуазия Монса — купцы, шелкоделы и суконщики—на свой счет организовала боевые отряды.

   Сам Оранский перешел с войском Рейн, вторгся в Брабант и направился в Монс. Население провинций встретило его не так сочувственно, как он этого ожидал. Брюссель и другие города заперли перед ним ворота. Разношерстное войско Вильгельма Оранского, плохо и нерегулярно оплачиваемое, было страшно разнуздано и грабило население, может быть, больше, чем дисциплинированные испанские отряды, а это, конечно, не могло способствовать успеху дела. Не оправдался расчет Вильгельма Оранского на помощь Франции. «Варфоломеевская ночь» (24 августа 1572 г.) расстроила все планы. Герцог Альба, осаждавший Монс, уклонился от решительных сражений, будучи уверен, что денег у Вильгельма хватит не надолго и войско его само собой развалится. Действительно, меньше чем через два месяца после своего вторжения Вильгельм вернулся в Германию, где он затем распустил жалкие остатки своих отрядов. После этого он отправился в Голландию. Население встретило его здесь с восторгом, он был провозглашён голландскими штатами штатгальтером короля в Голландии, Зеландии, Фрисландии и Утрехте. Ему были подчинены военные силы; вождь гёзов Люмей считался его заместителем.

   После отступления Вильгельма герцог Альба взял Монс. Было произведено множество казней и конфискаций имущества. Затем Альба двинулся на усмирение северных провинций. По пути его войска разграбили Мехельн, церковную, столицу Нидерландов, «как будто это был турецкий город», замечает современник. Награбленной добычей Альба расплатился с войсками. Двигаясь на север, Альба постарался отрезать западные провинции от Германии, чтобы предупредить возможную помощь от немецких князей. После страшной резни и погрома, учиненных им над городом Цутфеном, остальные города по реке Иссель сдались ему без сопротивления. Пытавшийся оказать ему отпор город Наарден на Зюдерзее был стерт с лица земли. Опираясь на Амстердам, как на базу, Альба приступил в конце 1572 г. к осаде Гаарлема. Город оказал упорнейшее сопротивление, продержался 7 месяцев, но все попытки Вильгельма спасти Гаарлем кончались неудачей. У него не было средств для найма ландскнехтов. Гаарлем сдался на милость победителя. Население откупилось от погрома за 100 тысяч золотых, но мужественный гарнизон Гаарлема был утоплен Альбой в море. Доставшаяся дорогой ценой победа герцога Альбы была последним его успехом. Он думал сломить сопротивление еще не покоренных городов самым жестоким террором. Когда он приступил к осаде Алькмара, то он грозил, что не оставит в нем ни одной живой души. «Так как пример Гаарлема оказался бесполезным (Альба считал, что обошелся с городом слишком мягко), то, может быть, пример жестокости образумит другие города», но осаду Алькмара пришлось снять перед угрозой затопления страны. Голландцы действительно прибегли к этому крайнему средству, когда войска преемника Альбы осаждали Лейден.

   Но в открытом поле войска Оранского неизменно терпели поражение. Брат Вильгельма Людовик весной 1574 г. вторгся опять с плохо дисциплинированным войском, набранным из всякого сброда и, главное, плохо оплачиваемым. Войско мародерствовало и бесчинствовало. При первом же серьезном сражении испанские войска разбили наголову эти отряды (14 апреля в битве при Мооке); два брата Вильгельма погибли в бою. После победы при Мооке испанцы приступили к осаде города Лейдена (май—октябрь 1574г.). Город был на краю гибели, но голландские штаты распорядились открыть шлюзы, предохранявшие страну от наводнения. Флот страшных гёзов подвез припасы обезумевшему от голода населению, и испанцы принуждены были отступить. Неудачи испанцев под Лейденом являются поворотным пунктом всей кампании, но судьба повстанцев, сопротивлявшихся в нескольких городах на крохотном клочке суши, все же находилась под угрозой. Правда, сила их заключалась в том, что они владели морем, били испанские эскадры и могли держать Нидерланды в блокаде. Дело повстанцев спасла не только их храбрость и самоотверженность, но и крушение испанских финансов, которое подготовлялось уже давно и последний толчок которому был дан нидерландским восстанием.

   Политика герцога Альбы потерпела полную неудачу. Вместо 2 миллионов флоринов, которые Испания получала с Нидерландов, теперь она сама должна была ежегодно отправлять туда почти такую же сумму. За пять лет, 1567—1572, из Испании было прислано 8 миллионов флоринов на содержание войска и ведение войны, не считая расходов из местных средств. А конца этим расходам не предвиделось.

Альба был отозван и в конце 1573 г. покинул Нидерланды.

   Его преемник Рекезенс подвел печальный денежный итог его финансовой политике. 40 миллионов дукатов было уже истрачено на войну. Кроме того, у правительства был долг армии в 6,5 миллиона дукатов и каждый месяц война стоила по 600 тысяч дукатов. Состояние испанских финансов отразилось и на состоянии испанской армии. Тотчас же по взятии Гаарлема испанские войска, не получавшие жалованья, взбунтовались и даже предлагали своему врагу Вильгельму получить обратно город за 40 тысяч дукатов, которых у Вильгельма тоже не оказалось. Волнение кое-как удалось успокоить, но с каждым разом эти бунты становились все серьезнее. Армия бунтует после победы при Мооке, двигается на Антверпен и заявляет, что этот город должен уплатить следуемое ей жалованье, так как он втайне связан с голландскими бунтовщиками. С большим трудом удалось антверпенской буржуазии откупиться от взбунтовавшейся солдатчины огромным взносом (лето 1574 г.).

   Осенью 1575 г. испанское правительство прекратило свой платежи по обязательствам. Крах государственных финансов, конечно, еще больше осложнил положение. Рекезенс потребовал от штатов южных провинций предоставления ему займа в 1 200 тысяч флоринов и, в случае отказа, грозил военными постоями и солдатскими бунтами. Штаты дали деньги, но их хватило не надолго. Начавшаяся было удачно для испанцев кампания против Зеландских островов—в случае успеха она обеспечила бы южным Нидерландам снова выход в море—была сорвана военным бунтом. Солдаты направились к Брюсселю, но город приготовился к отпору, и они заняли находящийся неподалеку небольшой, но богатый город Аальст.

   Неудача военных предприятий испанцев заставила их вступить в переговоры с Вильгельмом Оранским, но они неоднократно прерывались, так как король не шел ни на какие уступки. Со своей стороны, правительство отказалось от террористических методов Альбы. Еще во время его правления фактически был отменен десятипроцентный налог. Значительно смягчена была и деятельность «совета о беспорядках», который теперь не выносил смертных приговоров. Наконец, Рекезенс объявил о королевской амнистии, но это не произвело никакого впечатления, так как правительствуй в частности Рекезенсу, вероломно не сдержавшему аналогичных обещаний при покорении мавров, совершенно не доверяли. Вильгельму было ясно, что он не может держаться в северных провинциях без посторонней помощи, и он все время пытается связаться то с французским, то с английским правительством, используя как антагонизм между этими двумя странами, так и их вражду к Испании. Он не раз предлагал Елизавете Английской взять Голландию и Зеландию под свой протекторат и оккупировать несколько важных приморских пунктов, в том числе Флиссинген, но Елизавета пока не приняла этого предложения.

Список материалов сайта